21 16 8 9 5 11

Фальшивая доброта

И после восьмидесяти мама была бодрой и энергичной, не могла усидеть дома. Я купила ей мобильный, чтобы в любой момент знать, где она и что с ней.

Варвара, 51 год

Господи, да что ж такое! Почему она не берет трубку?! — в который раз нажимала кнопку вызова.

Опять длинные гудки… И домашний не отвечает. Я нервничала. Все-таки у нее возраст. В прошлом году маме справляли юбилей — 80. Конечно, для своих лет она еще бодрая женщина — и выглядит — дай бог каждому, и живчик — не усидит на месте, постоянно в движении: на кухне хозяйничает, в магазин метнется. Вот это меня особенно и беспокоило.

С тех пор как у нас построили торговый центр, маме непременно хоть раз в день надо было его посетить. Добраться туда можно, только перейдя оживленную улицу. Конечно, там есть пешеходный переход, но вы знаете, как ездят некоторые вечно спешащие мажоры. Одной старушкой больше, одной меньше… Я никак не могла понять, почему она туда зачастила, но, понаблюдав однажды, догадалась, что, скорее всего, не за покупками она туда ходит, вернее, не только за ними. В годы ее молодости, да и зрелости, в магазинах не было такого изобилия продуктов. Помню, мама рассказывала, сколько было радости, когда после войны стали свободно продавать хлеб, который раньше выдавали только по карточкам. И игрушек таких не было, и вещей… Мама с восторгом ребенка рассматривает товары, восхищаясь какой-нибудь чашкой-плошкой или вещицей для дома. А уж в какой восторг приводит ее, любительницу вареной колбаски, обилие в мясном ряду.. Могла часами бродить по огромному торговому залу. Зная эту ее привычку, я купила ей дешевенький цветной слайдер с набором простых функций — и она «на виду», и мне спокойнее. Мама обрадовалась новой «игрушке» и, с энтузиазмом осваивая мобильный и поминутно переспрашивая, как то и что это, с детским азартом нажимала кнопки. С тех пор она всегда носила телефон с собой, брала даже на посиделки с подружками и часто звонила мне оттуда якобы напомнить, чтобы хлеб на забыла купить или еще что-нибудь.

Я давно разгадала ее маленькую хитрость: на самом деле ей, конечно же, хотелось похвастаться перед соседками своей «продвинутостью». И вот сейчас я безрезультатно набирала ее номер. Беспокойство усиливалось. Еле дождалась вечера. Домой мчалась, не разбирая дороги.

- Мам, ты дома? — закричала с порога. Из комнаты послышался тяжелый вздох, затем всхлип. Потом, тяжело шаркая тапками, вышла мама.

- Фу-х! Как ты меня напугала! А почему трубку не брала? Я же…

- Варюша, ты, наверное, будешь сердиться, — всхлипнув, перебила меня она. — Я телефон потеряла… И тихонько заплакала.

- Мам, ну не расстраивайся так. Я тебе другой куплю. Через 2 недели зарплата, и…

- Да не хочу я другой, — отмахнулась мама. — К этому привыкла. Так удобно: крышечку сдвинула

- и говори.

Конечно, старики к вещам сильно привязываются. А в таком возрасте вообще трудно что-то менять, привыкать к чему-то новому. Я не знала, чем ее утешить, потому растерянно произнесла:

- Я тебе и на домашний звонила…

- Да не было меня дома! Ходила телефон искать, так и не нашла… — всхлипнула опять.

После ужина я мыла на кухне посуду, когда раздался звонок в дверь, а затем в прихожей послышались голоса — мамин и мужской. Наскоро домыв тарелку, вытерла руки, вышла в коридор. В прихожей стоят, переминаясь с ноги на ногу. Валерка по кличке Зидан, сын соседки с третьего этажа, — бритоголовый парень с наколкой на шее. Он нигде не работал, нередко выпивал, шатался с сомнительными компаниями, проворачивая какие-то делишки, часто пропадал на несколько дней, но ничего криминального за ним вроде не водилось. Поговаривали, правда, что он мать поколачивал и деньги с пенсии у нее отбирал, но соседка никогда не жаловалась.

Я поздоровалась и вопросительно посмотрела на парня.

- Здрасьте. Вот телефон принес, что баба Зоя потеряла. Так убивалась ваша мамаша! Полдня сегодня по тротуару ползала. А я иду, смотрю — на дороге валяется. Дай, думаю, порадую старушку. Обычно Валерка не отличался приветливостью, редко здоровался, еще реже заговаривал с кем-то из соседей, однако сегодня был, кажется, сама любезность.

В этот момент из комнаты вышла мама. В руках она держала бутылку коллекционного шотландского виски, которую подруга презентовала мне после турпоездки в Дублин.

- Вот, Валерочка, возьми… Я тебе очень, очень благодарна! — Мама вручила соседу презент, погладила сухонькой рукой по плечу.

Варенька, смотри, Валера мой телефон принес! Он его нашел, представляешь? Потрудился узнать, чей он, и сразу же принес…

Я с тоской проводила взглядом дорогущий напиток, который держала для «особого» случая — как презент врачу или ко дню рождения, но ничего не сказала — чача просто светилась от радости.

Довольный сосед быстро попрощался и ушел. Я решила вынести пакеты со старыми вещами к мусорным бакам — авось кому-то еще понадобятся — и отправилась следом. За кустами, на лавочке, где часто заседают компании, услышала голоса.

- На хрена ты к старухе поперся? Я тебе трубу слил, чтобы баблом разжиться, а ты в благородство играешь? Два часа за этим божьим одуванчиком ходил, пока… Его перебил знакомый голос бритоголового соседа:

- Какое бабло за эту рухлядь? Кому нужна старая труба? За нее дадут копейки, сплошной головняк… А так, гляди, что мне бабец презентовала. Это тебе не шмурдяк какой-нибудь! Европа, блин! Послышался звук отвинчивающейся пробки, забулькала жидкость. Через минуту разговор возобновился:

- Ну ты даешь! Сила! Да, знатный вискарь. Молоток, Зидан! Как тебе удалось бабку на такое пойло развести?

- Да прикинулся шлангом. То да се, все люди братья, должны друг другу помогать. Ну и намекнул, что, дескать, не користи ради, а токмо для вашего удовольствия. Старушка и поплыла…

От услышанного на душе стало гадко. Чувствовала себя так, будто меня измазали грязью, горло сдавило, в груди появилась ледяная корка, которая мешала дышать. Компания продолжала веселиться, пить и обсуждать находчивость Валерки. Я тихонько отошла от баков, поднялась к себе.

- Варя, как Валера изменился! Ты помнишь, каким он трудным подростком был? А теперь остепенился, людям помогает. А Геннадьевна говорила, толку из него не будет! И Любаша из четвертой. Завтра же им расскажу.. Мама любовно погладила корпус своего «дружка». Ее глаза лучились радостью, она оживилась, на щеках появился румянец… Лед в груди стал медленно таять. Завтра мама поведает о благородстве соседа подружкам, и рассказ о «бескорыстной доброте» обязательно дойдет до Валерки. А вдруг он задумается и что-то изменит в своей жизни? Очень хочется в это верить.

Варвара, 51 год

Читайте так же:
22 13 11 17 2 14 20 15
Оставить комментарий

Реклама
Последние публикации
Наш опрос

Какое качество вы цените в мужчинах больше всего?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...