7 9 17 21 2 25

Как я выбирала сувенир для свекрови

Свекровь Оксаны была женщиной противоречивой и строгой.

Она руководила отделом на производстве, характер имела соответственный: решительный и властный. Когда девушка выходила замуж за Олега, его мама еще работала. Сына вырастила сама, так что у волевой мамы он вырос тихим, спокойным. За это Оксана его и полюбила.

Главнокомандующий семейной жизнью

Поначалу она была наивной, неуверенной в себе, поэтому руководство жизнью семьи захватила Инна Петровна. Оксана не знала, куда деваться от ее неуемной энергии. Они с Олегом еще только обдумывают какое-то решение, а свекровь уже все решила, договорилась, созвонилась и ставит их перед фактом. Например, она, ничего ни с кем не обсуждая, купила себе и сыну горящую путевку в Турцию, отдохнуть у моря.

- А как же Анечка? — робко спросила Оксана. Ей было очень обидно, до слез, но она сдерживалась.

- Ваша дочка еще маленькая, — категорично заявила свекровь. — Рано ей на море. Посидите пока вдвоем. Кстати, займись воспитанием ребенка, она постоянно ковыряет пальцем в носу!

“За что она меня так не любит?” — гадала Оксана в минуты обид. Правда, после, успокаиваясь, понимала: такой семейный лидер ей даже выгоден, ведь она еще только приобретала собственный опыт. Инна Петровна все- таки много сделала для них с Олегом: помогла устроиться на работу, обставила их комнату, подарила телевизор, с внучкой сидела, когда было время. Порой просто готовила обед, если Оксана не успевала. Но при этом так распоряжалась, так могла обидеть словом, что эта помощь уже не воспринималась добром.

- А я сегодня борщ сварила, — радостно сказала однажды Оксана. — Вам сегодня будет меньше хлопот.

- Подумаешь, большое дело, сварила борщ, — пренебрежительно скривилась Инна Петровна. — Его еще попробовать надо, вкусен ли.

И Такое отношение Оксане приходилось терпеть постоянно. Зато к сыну свекровь относилась с подчеркнутым обожанием. Дарила ему подарки, заботилась, тревожилась о здоровье. Это происходило так, словно у него жены и в природе не существует.

Стоило ему, скажем, пожаловаться на мобильный телефон по какому-то ничтожному поводу, она берет конверт с деньгами, сует ему и велит немедленно купить новый. Хотя старому еще и года нет…

Олегу от этого делалось неловко. Он говорил:

- Ксюша, прости, вот такая у меня мать, ее не переделаешь. Не обижайся на нее.

Ирония как оружие защиты

Оксана не отвечала высокомерием на высокомерие, не добивалась справедливого распределения благ между собой и Олегом. Она терпела. Лишь иногда позволяла себе язвительные замечания:

- Вот спасибо, Инна Петровна, я и сама хотела Олеженьке купить новые сапоги! Теперь благодаря вам я смогу купить их себе.

Та иронию понимала, хмурилась, ворчала что-то себе под нос, однако не знала, что ответить. Олег сохранял при этом серьезное выражение лица, потом говорил жене:

- Ну ты ее и уела, Ксюха.

- Мне действительно тоже нужны сапоги. Теперь я смогу не экономить, а купить себе хорошие, подороже.

- Но и покой в семье важен. Мир со свекровью — главное в семейной жизни, — назидательно сказал муж.

- А наши отношения, значит, не главное?

- Ну ладно, со мной можешь не иронизировать.

Я все понимаю, но и ты попробуй понять: это ведь мама. Что мне, сказать: “Не смей делать мне подарки!”?

- У тебя она мама, — вздохнула Оксана. — А у меня свекровь.

Нельзя отрывать сына от мамы

Прошло некоторое время, Инна Петровна вышла на пенсию, и руководить жизнью сына с невесткой ей стало труднее: возраст дает себя знать. Тем более что и Оксана набралась опыта, ей хочется быть полноценной хозяйкой.

Инна Петровна нашла для себя занятие она вместе с несколькими подругами увлеклась кулинарией. Женщины собираются и готовят раз в месяц печенье по специальным, заранее придуманным рецептам, угощают всех знакомых. Так и называют этот день: День печенья.

- Эх, — вздыхала Инна Петровна, — вот если бы было арахисовое масло! Я бы такое печенье соорудила! С арахисовым маслом оно получилось бы просто гениальным.

- А что, его нельзя купить? — спросила Оксана.

- Почему-то оно в нашей стране не продается. Мне однажды баночку привезли… Это было то что надо.

Ну почему его нельзя делать у нас?! — И она принялась ругать отечественную торговлю.

А буквально на следующий день она сделала своему Олеженьке очередной дорогой подарок. Оксана в очередной раз обиделась, но смолчала, просто развернулась и вышла из комнаты. Пусть они вдвоем воркуют, сколько хотят…

“Я столько лет терпела ее властность, — рассуждала Оксана, — молчала. Может, надо было воевать? Не знаю… Но зато я сохранила семью. Так что теперь мне, выходит, тоже надо помалкивать, только уже с осознанием всего происходящего. Она никогда меня не полюбит!.. Отделиться бы от свекрови, однако это значит отрывать Олега с мамой друг от друга, а мне их жалко…”

Однажды Инна Петровна приболела: у нее повысилось давление. Она загрустила, выпьет свои капли — и лежит весь день. Разговаривать с ней стало трудно. Оксана пыталась ее утешить.

- Инна Петровна, я могу чем-то вам помочь?

- Ничем ты не поможешь.

- Вы же пьете лекарства от давления, потерпите немного, и все наладится…

- Что ты меня уговариваешь? Хочешь дешевый авторитет заработать? Я сама о своем давлении все знаю!

Инна Петровна демонстративно отвернулась и уставилась в экран телевизора. Оксане стало обидно, она вышла из комнаты. Олег, который все слышал, сказал:

- Ксюша, я сейчас пойду поговорю с ней…

- Не надо, она же больна.

Вскоре Оксана уехала в командировку, на конференцию в Европу. Через несколько дней вернулась, привезла сувениры всем — подругам, мужу, дочке и свекрови.

- А это вам, Инна Петровна, — торжественно объявила Оксана, доставая большую, ярко разрисованную картонную коробку. Открыла ее и извлекла банку арахисового масла. — Вот! Вы же о нем мечтали. Здесь много!

Свекровь взяла банку в руки, повертела ее так и эдак.

- Опять авторитет зарабатываешь, подарками… — сварливо пробормотала она.

Оксана выбежала на кухню, кусая губы. Ну сколько можно! Так искренне хотела помочь Инне Петровне, доставить ей удовольствие — запомнила ведь, как ей хочется получить это масло. Искала его в супермаркетах большого незнакомого города, предвкушала, как свекровь обрадуется. А она вон как… Решила, что ее покупают подарками?! И все же — как на нее всерьез злиться, на немолодую женщину, мать любимого человека? Она почувствовала себя очень несчастной. Хочешь как лучше, а получается…

Оксана всхлипнула. Тут на кухню вошла Инна Петровна.

- Ксюша, прости меня, старую бесчувственную черепаху! — воскликнула она и кинулась к невестке. Обняла ее и застыла.

Оксана тоже замерла от удивления: в голосе свекрови звучало искреннее чувство.

- Я просто сразу не сообразила и не оценила. Сложно признать, что была неправа… Спасибо тебе! Ты добрая и хорошая, дочка, столько меня, вредную, терпишь, к тому же заботишься… Я же все замечаю.

Она отстранилась, вытерла влажные щеки, улыбнулась.

- Давай, дочка, обсудим рецепт печенья с арахисовым маслом, — предложила она.

Олег стоял под дверью кухни и с удивлением слушал, как хихикают мама и его жена. Этого не может быть!..

- Теперь мы с девчонками следующий День печенья посвятим тебе! — подвела итог Инна Петровна.

Растроганная Оксана подумала: “Печенье — это ладно, а вот что ты меня дочкой назвала, это… Это…”

- Это самое удивительное и ценное, что со мной случилось в семейной жизни, — чуть позже сказала она Олегу.

- Ценное? — лукаво усмехнулся муж. — А как же я?

- А ты разделяешь почетное главное место, — выкрутилась Оксана. — С нашей дочкой. Согласен? Согласен!

Читайте так же:
17 16 6 13 11 8 5 25
Оставить комментарий

Реклама
Последние публикации
Наш опрос

Какое качество вы цените в мужчинах больше всего?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...