14 20 17 24 7 12

Сделка с дьяволом

Случай этот заставил меня всерьез задуматься о человеческих судьбах и роли Бога и дьявола в нашей жизни.

Был вечер. Я сидел в архиве монастырской библиотеки перед раскрытым манускриптом. Видимо, как-то неловко повернувшись, сдвинул тяжелую рукопись, та задела распятие, стоявшее тут же, и статуэтка упала на тумбу за моим столом. Потянувшись за ней, чтобы вернуть на место, я надавил на столешницу, и вдруг часть ее сдвинулась, открыв тайник, где лежал пожелтевший от времени пергамент, исписанный мелким почерком. Оглянувшись, не видит ли кто, я спрятал листок в книгу, закрыл тайник и побежал домой: не терпелось рассмотреть находку. Чернила выцвели, но можно было разобрать почти все. Глаза бежали по строчкам: «Звезды, семь облаток, укус, шрамы… Амен… Хозяин зла». Вдруг погас свет. Я проверил пробки — в порядке. Выглянул в окно: в соседних домах света тоже не было. Очень хотелось дочитать до конца, и я зажег свечи. Похоже на какой- то договор, но смысл пока непонятен — видно, нужен код. Читал я с возрастающим беспокойством и внезапно ощутил чье-то присутствие. Пригляделся и едва не завопил от ужаса: над пергаментом стояло тусклое голубоватое сияние, из которого постепенно соткалась полупрозрачная фигура монаха, одетого в сутану. Привидение протягивало ко мне руки, словно желая о чем-то попросить… Волосы на моей голове стали дыбом, во рту пересохло. Непонятно откуда взявшийся сквозняк задул свечи. Все продолжалось считанные секунды, но казалось, прошла вечность. И тут включили свет.

К пергаменту я в тот вечер больше не возвращался: было страшно. Запер бумагу в ящик стола, выпил снотворное и лег спать. Свет, конечно, оставил включенным.

А утром поехал к своему научному руководителю. Игорь Сергеевич подтвердил мою догадку: таинственный документ в самом деле оказался цирографом — письменным договором между простым смертным и дьяволом. Когда-то я читал о подобных сделках, позволяющих людям обрести здоровье, богатство и свободно пользоваться ими в течение земной жизни. Но после смерти души этих людей поступали в полное распоряжение Люцифера. Более того, срок их смерти оговаривался тоже… Мне уже не раз попадались материалы о средневековых философах и монахах, заключивших подобные сделки. Я даже читал, что после Второй мировой войны в Германии нашли бумагу, подписанную Гитлером и Сатаной. Невероятно, но… Согласитесь, когда никому не известный художник вдруг становится нацистским идолом, а потом главой целого государства, это не может не навести на определенные размышления…

Профессор рассказал мне, что шифр для понимания цирографа достаточно прост: нужно читать каждое второе слово с конца.

Итак, из документа следовало, что некий монах Шимон пообещал служить Люциферу, за что тот помог ему выжить во время чумы да еще наделил магическими способностями до конца земной жизни. Переговорив с руководителем, я снова отправился в библиотеку при монастыре, где просмотрел множество книг и манускриптов. И наконец нашел то, что искал. «Черная магия»… Я перелистывал страницу за страницей, и вот оно: «Если кто желает отдать душу дьяволу и жить в богатстве всяческом и славе великой, должен документ составить…» Руки мои дрожали от волнения, а лицо пылало огнем: оказывается, погибшую душу можно и спасти! Достаточно сжечь цирограф в полночь, и договор будет аннулирован. Я хоть и был человеком верующим, но, честно говоря, никогда не воспринимал подобные вещи всерьез… Что заставило меня поверить прочитанному — не знаю. Но перед глазами все стоял светящийся силуэт, протягивающий руки в немой мольбе. Теперь мне было ясно, что делать дальше. У выхода из архива меня вдруг остановил какой-то монах:

- Вы бледны. Что-то случилось?

- Живот болит, — солгал я, не желая распространяться об истинной причине своего состояния.

- Подождите, пожалуйста… — священнослужитель ненадолго удалился, а вернувшись, протянул мне бумажный пакетик. — Это полынь. Заварите ее и выпейте настой. Боль пройдет…

«С ума сойти! — ошеломленно подумал я. — В магической книге было написано, что цирограф надо сжечь вместе с сухой полынью…» От переизбытка впечатлений жутко болела голова, поэтому дома я решил пару часов поспать. Проснулся без четверти двенадцать, будто кто-то толкнул меня… Зажег свечи, положил в пепельницу полынь и, открыв Библию, стал вслух читать нужные отрывки. Потом поджег пергамент. В тот же миг прямо над пламенем вновь возник уже знакомый силуэт. Но на сей раз страха не было: я знал, что все делаю правильно. Пока рукопись горела, привидение странным образом менялось. Тусклое свечение постепенно превращалось в золотистое сияние… Но вот исчезло и оно. Лишь блестящая пыль кружила в темноте подобно снежинкам в свете фонаря. Все меньше и меньше, пока совсем ничего не осталось. Облегченно вздохнув, я собрал пепел и аккуратно ссыпал его в пакетик, потом задул свечи и лег спать. А утром снова отправился в архив. Попытался сдвинуть столешницу — хотел высыпать пепел туда, где нашел пергамент. Однако столешница почему-то не сдвигалась… «Ничего себе!» — подумал я и вышел на улицу. Шел и размышлял о непостижимости всего сущего, о Боге и дьяволе, о человеческих судьбах. О том, что было бы интересно написать научную работу о цирографах. Заманчивая, конечно, идея, но… пожалуй, опасная. Есть вещи, которые человеку просто не дано постичь. Вздохнув, я открыл пакетик и развеял пепел по ветру…

Анатолий

Читайте так же:
25 22 15 11 1 21 18 6
Оставить комментарий

Реклама
Последние публикации
Наш опрос

Какое качество вы цените в мужчинах больше всего?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...