11 6 3 20 9 14

sestryУ меня сложилась странная ситуация: я попала в зону отчуждения со стороны моей старшей сестры. И я не понимаю, как мне теперь с ней себя вести. Раньше мы с ней всегда общались, как подруги — с теплотой и доверием…

Мы с ней дружили…
С детства Наташа меня опекала, во всех конфликтах я могла рассчитывать на ее помощь. Конечно, у каждой из нас была своя компания, особенно после школы и во время института. Но мы часто встречались. А по мере взросления у нас появились и общие друзья, несмотря на разницу в возрасте в пять лет.

Я этому радовалась. Наташа вообще внимательно относилась ко мне, как к родному человеку, я это всегда замечала и ценила. Такое отношение проявлялось в мелочах: например, когда я ночевала у сестры, она оставляла мне вкусный завтрак на столе, потому что ей рано нужно было уезжать на работу. Она интересовалась моими делами, расспрашивала обо всем.

Словом, у нас с сестрой были полное взаимопонимание и любовь. А потом я стала замечать странное: Наташка перестала ходить в ярком, цветастом, я больше не видела ее в коротких юбках и джинсах. Вначале я не очень присматривалась, потом спросила:

- Ты в монашки записалась, что ли?

Она не отреагировала на шутку, даже не улыбнулась. Только поджала губы.

- Тебе бы все смеяться. Сама ходишь с голыми ногами, а это грешно.

Номер не пройдет

Я ужасно удивилась, начала расспрашивать подробнее. Так я узнала, что моя сестра увлеклась религией… Честно говоря, меня это не слишком обеспокоило — ну, увлеклась, и что? Мы с ней в разные годы чем только не увлекались, это во-первых. А во-вторых, это же ее право, которое я уважаю. Пусть верит во что хочет.

Но Наташа время от времени пыталась перетянуть меня на свою сторону. Рассказывала о своей вере, и ясно было, что она хочет найти во мне единомышленницу. Приобщить, так сказать. Я сразу ее честно предупредила, что со мной этот номер не пройдет.

- Наташка, я агностик, — сказала я.
- Это что еще такое? — Она нахмурилась, как будто я призналась в приверженности к дьяволу.
- Это значит, что я не верю ни в существование чего-то высшего, ни в его отсутствие. То есть сомневаюсь, что любой вариант можно как-то доказать.
- Но доказывать ничего и не нужно! Нужно просто верить.
- Ну, прости, я так не могу — “просто верить”. Не умею. Мне нужно понимать.

Перестать быть собой?
Сестра не сразу поняла, что я серьезно. Она продолжала попытки наставить меня на путь истинный. Разговаривала со мной как с глупенькой девочкой, как в детстве, когда я не хотела делать уроки… Говорила: “Ты еще можешь измениться, вот увидишь”.

А потом, когда Наташа увидела, что я последовательна в своих взглядах, ее отношение ко мне резко ухудшилось. Когда мы встречались, она критиковала мою одежду, мои украшения, мое поведение. Обзывала меня грешницей, упрекала, что ради нее я не могу изменить свои взгляды…

Я мучилась, не понимала: врать, что ли? Но это же будет нечестно! Я действительно ни во что и ни в кого не могу поверить, не уверена в существовании каких-то высших или низших сил. Мне так интереснее, так я устроена… Ради сестры притвориться? Не могу. Это значит перестать быть собой.

И главное — я не понимаю, почему вера мешает Наташе любить меня как раньше. Почему я перестала ее устраивать? Теперь мы месяцами не видимся, а иногда, когда я ей звоню и пытаюсь настоять на встрече, вижу, как она мной раздражена. Она не хочет меня видеть. Больно ощущать такое отношение близкого человека…

Подскажите, как себя вести, чтобы не потерять сестру?

Мария, 30 лет

 

Читайте так же:
14 8 12 23 15 21 1 7
Оставить комментарий

Реклама
Последние публикации
Наш опрос

Какое качество вы цените в мужчинах больше всего?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...