18 10 23 15 19 14

Zhozefina9 марта 1796 года, ровно через год после того, как Жозефина принесла в тюрьму фиалки для несчастного дофина, состоялась гражданская це­ремония бракосочетания генерала с большими амбициями и бедной вдовы с двумя детьми. Любимые цветы украшали скромный наряд красивой женщины — не­весты, в руках был букетик фиалок. Выходя из здания городской ратуши, Жозефина якобы сказала: «Милый друг мой, пусть эти цветы станут свидетелями на нашей свадьбе. Букетик фиалок каждую весну будут напоминать мне о самом счастливом дне моей жизни». Конечно, не суще­ствует документальных свидетельств с подписями и печатями, что она на самом деле произнесла эти слова, может быть, эти душещипательные фразы придумали романисты, чтобы представить отношения Жозефины и Наполеона идеальными от начала до конца. Для Жозефины брак был шагом практическим, а не романтическим порывом. Ее любовник Поль Баррас в своих воспоминаниях обстоятельно рассказал, что «мужчины, которые об­ладали мадам Богарне, могли льстить себе, хвастаясь ее страстностью, однако сладострастная женщина ни на секунду не забывала о делах. Ее сердце не играло никакой роли в ее физических развлечениях!» А вот Наполеон в любви был сентимента­лен, это была первая страсть, и он отдавался ей со всей мощью своей натуры. Первым подарком, который он сделал жене, стало кольцо с надписью на внутренней стороне: «Это судьба».

«ПРОЩЕНИЕ — ЭТО АРОМАТ, КОТОРЫЙ ФИАЛКА ДАРИТ ТОМУ, КТО ЕЕ РАСТОПТАЛ»

Их медовый месяц продолжался всего два дня: 12 марта 1796 года Напо­леон умчался завоевывать Италию. Он увез с собой портрет Жозефины и ни на минуту с ним не расставался, всем по­казывал, каждый вечер молился перед ним. Когда стекло на портрете разби­лось, отважный полководец решил, что это предвещает ему скорую смерть. Но он не мог умереть, не увидев обожае­мую Жозефину. Он умолял, убеждал, просил, уговаривал, настаивал, чтобы она приехала в Италию: «Пусть у тебя вырастут крылья, и приезжай, при­езжай! Целую тебя в то место, где у тебя сердце, потом ниже, еще ниже, гораздо ниже!» Последние два слова подчеркнуты с такой силой, что перо порвало бумагу. Однако гражданка Бонапарт находила множество причин, которые мешали ей покинуть Париж: она то ли больна, то ли беременна. У Наполеона очень плохой почерк, и она с трудом и неохотой разбирала его каракули, одно из любовных писем она приняла за карту-схему расположения итальянской армии. Письма наполнены такой вулканической страстью, что мог­ли бы растопить сердце самой непри­ступной красавицы, но жена Наполеона оставалась холодна: «Моя единственная Жозефина — вдали от тебя весь мир ка­жется мне пустыней, в которой я один… Ты овладела больше чем всей моей душой… Какими чарами сумела ты под­чинить все мои способности и свести всю мою душевную жизнь к тебе одной? Жить для Жозефины! Вот история моей жизни. Умереть, не насладившись твоей любовью, — это адская мука, это верный образ полного уничтожения. Моя единственная подруга, избранная судьбою для совершения нами вместе тяжкого жизненного пути, в тот день, когда твое сердце не будет больше мне принадлежать — мир утратит для меня всю свою прелесть и соблазн».

 

Читайте так же:
18 4 24 21 22 7 15 8
Оставить комментарий

Реклама
Последние публикации
Наш опрос

Какое качество вы цените в мужчинах больше всего?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...